Ирландский комик Томми Тирнан: Русским стоит побольше улыбаться

Интересное интервью дал российскому изданию «Собеседник» ирландский комик Томми Тирнан (Tommy Tiernan), который в середине марта побывал и выступил в России в рамках Недели Ирландии.

Томми Тирнан – актер, сыгравший в «Отце Тэде», режиссер-сценарист , ведущий радио-передачи The Tommy and Hector Show и рекордсмен Книги рекордов Гинеса за самый длинный стендап.

Особенность ирландского юмора в том, что мы не любим воспринимать реальность серьезно

— Томми, знаете ли вы что-либо о русских комедиантах?

— Нет, ничего не знаю. А они существуют? Знаю, что русские больше любят клоунов, чем комедиантов. Я довольно много смотрю русское телевидение. И оно несмешное, там нет шуток.

— Может быть, вы смотрели недавно «Левиафан»? Да, эта вещь точно не смешная.

— Но это великий фильм!

— Он вам понравился?

— Очень, я в него влюбился.

— Почему?

— Бесподобная игра актеров. Особенно исполнитель роли мэра — блестящая шутка. И совершенно неожиданный конец, когда вы видите церковь — это очень необычно и потрясающе. Я не из России, но был шокирован. Очень красивые съемки, например скелет кита на пляже. И в конце, когда камера приближается к иконе Христа на стене, — это очень красиво, но никто не смеется.

Ирландский комик Томми Тирнан.

Томми Тирнан.

— Что еще у нас вам нравится?

— Очень многое. Я купил книгу русской поэзии и прочитал потрясающее стихотворение Арсения Тарковского.

— Здорово. Возвращаясь к российским комедиантам, которые все-таки думают, что они комедианты, — что бы вы посоветовали им, чтобы они были немного ближе по юмору к ирландцам (потому что такими же смешными, как ирландцы, конечно, быть невозможно)?

— В России комедианты могут говорить обо всем, о чем хотят?

— Разумеется. Но и стены вас слышат.

— Если человек старается быть смешным и думает, что он смешной, то это единственное руководство, ваша полярная звезда для навигации — ваше убеждение, что это смешно. И нужно продолжать свое дело во что бы то ни стало, даже если над вашими шутками не смеются три года.

— А если и двадцать лет не смеются?

— Все равно — продолжайте, не останавливайтесь, даже если никто не слушает.

Томми Тиернан выступает в «Центральном доме актёра»

— У ирландцев особое чувство юмора. Может быть, русским тоже нужно смеяться над чем-то своим. Что бы это могло быть? Например, политика?

— Особенность ирландского юмора в том, что мы не любим воспринимать реальность серьезно. Поскольку мы так долго страдали и были бессильными, когда другие управляли нашей страной, а у нас не было возможности даже восстать против этого. Мы не могли с ними сражаться, мы голодали, все время шел дождь, и было слишком много, а революции не было. Так мы нашли свободу в словах. Мы подорвали фарисейство, проще говоря. Мы делали друг друга счастливыми, заставляя смеяться. Русские тоже страдали и, возможно, чувствовали себя беспомощными. Вам тоже можно осуществить духовную революцию — обрести свободу шутя.

— После Победы в Великой Отечественной войне мы, честно говоря, не чувствовали себя угнетенными.

— Но были другие трудности, не только бедность, но, например, проблемы, если ты не нравился Сталину. Возможно, это было схоже с ирландским опытом бессилия.

— Ирландцы улыбаются, даже когда им этого не хочется?

— Нам всегда хочется улыбаться.

— Может быть, и русским стоит побольше улыбаться?

— Вы вот много улыбаетесь.

— Это потому, что я с вами сейчас разговариваю.

— Хорошо иметь серьезную культуру. Хорошо быть серьезным в серьезной стране. Если вы поедете в Америку, то там много идиотских мест, полных улыбками, которые ничего не значат. Я обожаю серьезные страны, я обожаю Восточную Европу. Я чувствую там свободу. А мы, ирландцы, другие — да, мы все время улыбаемся. Знаете, когда собака боится, она опускает хвост между задними лапами и прячет морду — это мы. Улыбаясь, ирландцы как бы поднимают руки вверх и говорят, что они не опасны.

Источник sobesednik.ru